17.11.2017
Читайте нас в соцсетях:
Меню новостей

Любовь за деньги

статьи
педофилия Казахстан

Фото: Иван Руднев / Sputnik

Когда одна наша московская знакомая предложила отправить благотворительные открытки Проекта Сергея Антонова в Усть-Каменогорский детский дом мы написали электронное письмо директору этого детского дома Ахмедиевой Сауле Кокановне.

Текст письма директору Усть-Каменогорского детского дома Ахмедиевой ↓

Прошло больше недели. Ответа так и не было.

Поэтому мы попросили нашу общую знакомую, которая живет в Усть-Каменогорске, лично съездить в детский дом, переговорить о нашей инициативе и уточнить имена детей, которые будут получателями открыток.

Тут необходимо сделать небольшое пояснение.

Это нормальная практика, когда каждую открытку, которая дарится ребенку, мы подписываем персонально. Обращаясь таким образом к детям напрямую мы избегаем обезличенного общения.

Нам не нужны фамилии детей или какие-либо другие данные, которые могут раскрыть личность ребенка. Проект Сергея Антонова не первый год взаимодействует с детскими домами и мы понимаем, что такое защита персональных данных.

Вернувшись из детского дома, наша знакомая рассказала, что во время встречи с руководством ей сообщили, что имена детей они предоставить не могут (орфография оригинала сохранена).

«Это необходимо регистрировать в налоговой инспекции и еще в каких-то других государственных организациях. Необходимо сообщить кому и с какой целью предоставляется информация. Вами (подразумевается тем человеком, который приезжал от нашего имени) также будут интересоваться. Зачем вам лишние проблемы? Нам не нужны ваши открытки. Лучше привезите нам песок», — сказали руководители детского дома.

Вот такой ответ. На вопрос о том, почему не отвечают на письма по электронной почте ей сказали, что почту регулярно проверяют. Проверяют, раз в две недели и только после устного напоминания.

Получается, что нельзя просто так подарить детям открытки, предварительно не пройдя проверку в налоговой инспекции Казахстана. Зато можно подарить песок и для этого никаких проверок не требуется.

Ещё через неделю мы получили электронное письмо. Нам соизволили ответить. Форма и содержание письма говорит о многом.

Ответ из Усть-Каменогорского детского дома ↓

Будучи полны решимости сделать доброе дело, мы попросили нашу знакомую ещё раз посетить этот детский дом. Встретиться с руководством ей не удалось, директор детского дома Ахмедиева на телефонные звонки не отвечала. Зато её коллеги однозначно дали понять, что у них нет времени заниматься «такой чепухой, как открытки». Есть дела и поважнее.

Вероятнее всего, что сотрудники Усть-Каменогорского детского дома во главе с директором Ахмедиевой слабо отдают себе отчет в том, для чего они поставлены на свои должности. Если они позволяют себе подобным образом общаться с благотворителями, по всей видимости, в этом детском доме забота о детях не в приоритете.

Почему-то кажется, что если внимательно присмотреться к списочному составу персонала этого детского дома, можно будет обнаружить множество пригревшихся там по родственному и кумовскому принципу присосок, чьих-то родственников и друзей, но никак не педагогов с пламенными сердцами.

Сначала нам было сложно понять зачем нужны какие-то разрешения для того, чтобы подарить открытку ребенку, а чтобы подарить песок — не нужны. И почему нашими личностями будут интересоваться. Мы попытались разобраться в происходящем.

Всё ли так хорошо в казахском «королевстве»?

Оказывается, что нет.

В последнее время всё чаще и чаще начали всплывать вопиющие факты о педофилии в детских домах Казахстана (Усть-Каменогорск отличился, кстати, тоже), об избиении учителями детей-инвалидов, воровстве денег, предназначенных сиротам, сотрудниками органов опеки для погашения своих долгов и торговле детьми.

Растет количество суицидов среди подростков, Казахстан уверенно вышел на третье место в мире.

Только очень наивный человек может думать, что подобных случаев до этого не было в казахском обществе. На самом деле, ужасающих событий стало больше, скрывать их от общественности стало сложнее и они всё же иногда прорываются в эфир.

Воровство

Факты нарушения конституционных прав детей выявила прокуратура в Кызылординской области. Сотрудники отдела образования Жалагашского района регулярно переводили денежные средства, предназначенные для материальной помощи детям на свои счета, в то время как суммы должны были поступать на имя шестерых воспитанников детского дома.

«В результате выплаченная детям материальная помощь удерживалась на погашение кредитов», – говорится в сообщении прокуратуры.

К слову заметим, что местное ворьё отделалось традиционно «справедливыми» по меркам казахского общества наказаниями.

Как сообщили в прокуратуре, «главному специалисту отдела защиты и опеки несовершеннолетних при районном отделе образования Жусиповой и инспектору отдела Амиртай объявлен выговор, бухгалтеру Ильясовой — замечание».

Погрозили пальчиком и слегка пожурили. Казахское правосудие восторжествовало.

Избиение детей учителями

Целых 300 долларов в виде штрафа заплатит Батиле Едрисова за избиение Дильназ Досжан, ученицы четвёртого класса одной из гимназий города Балхаш. Девочка-инвалид получила закрытую черепно-мозговую травму и надолго запомнит своего доброго классного руководителя.

Изнасилования и педофилия

На этом фоне еще более страшно выглядят сообщения из Казахстана об участившихся случаях изнасилований и педофилии в общем и, в частности, в детских домах. Насилуют детей и в семьях.

Разгул педофилии принял до такой степени ужасный размах, что Парламент одобрил Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Казахстана по вопросам защиты прав ребенка», предусматривающий принудительную «химическую кастрацию», а президент его подписал.

Дошло до того, что один из казахских социологов настоятельно рекомендует СМИ не упоминать о фактах педофилии и обходить эту тему стороной. Мотивация проста — разговоры о детском насилии в прессе якобы провоцируют насильников к новым преступлениям и разжигают в них желание полакомиться неокрепшим телом.

Весьма оригинальный поход, учитывая тот факт, что насильники не нуждаются в дополнительной стимуляции. Зверей, как раз, останавливает только отношение общества к ним и мысль о неотвратимости наказания. Именно животный страх расплаты, которая неизбежно последует, может качнуть весы в другую сторону.

Эксплуатация детского труда в Казахстане

То, что в Казахстане активно эксплуатируется детский труд, не секрет. Об этом неоднократно говорили и Humans Right Watch, и Deutsche Welle, и Уполномоченный по правам человека в Республике Казахстан в докладе «О соблюдении прав детей в Республике Казахстан», и Радио Азаттык, и Юлия Латышева. Активно эксплуатируют и детей из соседних республик — Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, гастарбайтеров (если этот термин уместен), а на самом деле — несовершеннолетних рабов.

эксплуатация детского труда в Казахстане

Киргизский ребенок работает на табачной плантации близ деревни Достык в Казахстане / фото Moises Saman for Human Rights Watch, 2009

Рабство — весьма распространённое явление в Казахстане и других республиках Средней Азии. И детское рабство здесь скорее норма, чем исключение из правил.

Скандал с базой данных детей-сирот

На весь мир прогремел скандал вокруг опубликованной Министерством образования и науки Казахстана базы данных детей-сирот из детских домов. Педагоги в открытом доступе навешивали на сирот ярлыки с уничижительными характеристиками: «скупой», «несообразительный», «туповатый», «ленивый», «безответственный», «неряха» в надежде отпугнуть потенциальных приемных родителей и сохранить свои тёплые рабочие места.

Например, 9-летнего мальчика описали так: «Свойства личности: соня, копуша, неряха. Умственные способности: с узким кругозором, туповатый, медлительный. Волевые качества: трусливый, растерянный. Отношение к учебе, работе: небрежный, ленивый. Отношение к собственности: скупой. Отношение к другим людям: замкнутый, отрешенный, сдержанный».

Характеристика 5-летней девочки: «Свойства личности: активный, неряха. Умственные способности: несообразительный, туповатый, медлительный. Волевые качества: застенчивый, неуверенный, нерешительный. Отношение к работе, учебе: ленивый, отвлекающийся. Отношение к собственности: скупой».

Характеристика 4-летнего мальчика: «Хобби: ничем не может заниматься. Свойства личности: инертный. Умственные способности: несообразительный, туповатый. Волевые качества: боязливый. Отношение к работе, учебе: безответственный. Отношение к собственности: скупой. Отношение к другим людям: замкнутый, отрешенный».

Знание языка для сотрудников Министерства образования Казахстана вроде как не обязательно. Проще писать о мальчиках и о девочках в мужском роде, ни к чему эти условности.

На безграмотность в Казахстане не обращают внимания.

Очен сладкий дыня

На словах Казахстан претендует на то, чтобы войти в список 50-ти лучших стран мира, рапортует о достижениях, новых технологиях и инновациях. А фактически он остался в 70-х годах прошлого столетия. Сами жители Казахстана поражаются отсталости и дремучести своих сограждан как в мышлении, так и во всём остальном.

«Казалось бы, в наше время каждый специалист должен быть опытным пользователем компьютера и других устройств, а на самом деле дальше селфи, просиживания в социальных сетях и просмотра фильмов в интернете казахи так и не продвинулись. Максимальный уровень — это набор в Word и Excel», — пишет на своей странице в Фейсбук Бауыржан Баймуханбетов.

Многие элементарные вещи вводят людей в ступор. Например, по словам Бауыржана, главный специалист, руководитель огромного подразделения, не в состоянии сделать фотографию на мобильный телефон и отослать её. А использование сканера или электронной почты ставят в тупик даже специалистов с техническим образованием.

Большинство промышленности Казахстана держится на оборудовании и технологиях доставшихся по наследству от бывшего Советского Союза, ни о какой модернизации или внедрении чего-то нового речь не идет.

Работая в недавнем прошлом преподавателем в университете, Бауыржан был крайне удивлен тем, что студенты не умеют писать и конспектировать, у них отсутствуют элементарные базовые школьные знания. Слово «параллельный» стало для некоторых студентов настоящим открытием.

Все из знакомых, кто посещал Казахстан по долгу службы, в один голос отмечают, что денег много, но профессионализма и знаний — ноль. Не дотягивают. Казахстан не та страна, где зарабатывают знаниями.

Любовь за деньги

При реальной средней заработной плате по стране в 200 долларов приемные родители получают от государства зарплату за каждого приемного ребенка в размере 100 долларов и около 55 долларов дополнительно в качестве пособия на возмещение расходов на его содержание.

В случае, если ребёнка усыновляют, а не берут под опеку, выплаты отсутствуют.

Этот факт объясняет многое. В том числе и истинные мотивы некоторых приемных родителей. Пять-шесть приемных детей решают большинство материальных проблем семьи.

Усыновление — это честно, это демонстрация искренней любви к ребенку, это бескорыстие и чистые намерения. Это ответственность на всю жизнь.

Приемные семьи и патронат — это деньги в карман, дополнительные помощники по хозяйству, улучшение жилищных условий и помощь от государства. Любовь с «душком».

Ханжество, лицемерие, хвастовство и тотальная коррупция

Ленты пользователей социальных сетей из Казахстана не блещут оригинальностью и разнообразием. В моде вялое поругивание власти с сакраментальными вопросами шепотом «доколе ж».

Контент генерируют единицы, остальные же — примитивные ретрансляторы чужих мыслей и статей. Потому, что собственные мысли отсутствуют.

Зато присутствует огромное количество бесстыжих нарциссов-обжор, которые лупят селфи самих себя, ненаглядных, на фоне обильно накрытых столов.

Скромность? Хорошие манеры и воспитание? Да ладно, не смешите.

Нам с детства внушали, что неприлично выставлять напоказ свой достаток, учили быть скромным и иметь стыд. Воспитанному человеку и в голову не придет мысль о том, чтобы хвастаться своим изображением на фоне еды. Хотя бы потому, что в мире есть много людей, которые не могут себе позволить так питаться.

Потому, что есть детские дома, которым государство выделяет воспитанникам меньше полутора долларов в сутки на пятиразовое питание. Потому, что огромное количество людей живут в нищете за чертой бедности. И виновато в этом не государство, а само общество.

Но общество старается этого не замечать. Гораздо проще переложить ответственность на плечи государства забывая при этом, что его руководители — суть отражение самого общества, его законно избранные достойные представители.

Тотальная коррупция, бесправие, кумовство, лицемерие и ложь пронизывают казахское общество. Ничего не меняется.

Хозяева нынешней жизни чувствуют себя вольготно, расставляя везде, где только можно, своих близких и дальних родственников, а на худой конец — просто друзей. Очень выпукло осветил эту проблему, характерную для всех среднеазиатских республик, писатель Рауль Мир-Хайдаров в романе «Пешие прогулки».

И как бы не сияла золотом и не светилась огнями президентская Астана, феодализм и рабовладельческие отношения ещё живут внутри казахского общества.

Только общество может исцелить себя.

Еще раз о песке

Зачем так прозрачно намекало руководство Усть-Каменогорского детского дома о повышенном интересе со стороны налоговой инспекции? Не для того ли, чтобы мы вместо открыток пригнали пару машин с песком?

Песок можно украсть или продать, он материален. В хозяйстве пригодится. Открытки представляют духовную ценность, а если они еще и подписаны — тем более. Песок — в собственный карман, открытки — для детей.

Но какое вам до них дело, не так ли, гражданка Ахмедиева? И, кстати, научитесь пользоваться электронной почтой, 21 век на дворе.

Для справки:

По официальным данным, в Казахстане около 30 000 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Из них более 8 тысяч воспитываются в детских домах.

© Проект Сергея Антонова, 2016. Условия использования материалов.

Общий бал: 5 Проголосовало: 10